Хэлтор 5-6

  • Write By: admin
  • Published In: ROOT
  • Created Date: 2018-01-09
  • Hits: 150



                                                                                                     Глава 5

 

 

Светало. Солнце ещё не показалось на горизонте, но природа постепенно оживала после сна. Птицы, своим звонким щебетанием, оповещали о том, что день обещает быть ясным и жарким. Первые лучи утреннего солнца осветили верхушки деревьев и высокий пологий холм, возвышающийся над поляной. На холме был установлен просторный, расшитый бархатом шатёр, увенчанный гербом Олава. Рядом с шатром широко расставив ноги и скрестив руки на груди, стоял князь. Его величавая фигура в полной боевой амуниции, золотых доспехах и шлеме, в лучах утреннего солнца напоминала сказочного исполина. Блики солнечного света, отражающиеся от его натертых до зеркальной поверхности доспехов, дополняли картину каким-то дьявольским колоритом. С вершины холма, открывался вид на крепость с южной стороны, как раз оттуда, откуда планировалось основное наступление.

Лицо Олава выражало сосредоточенность, и в то же время непоколебимую уверенность в своих силах. Только временами, какая-то тень противоречий прокатывалась по его мужественному лицу. Он сжимал челюсти, и желваки играли на его лице. Ведь буквально недавно, он ведомый гневом, яростью и жаждой мнимой справедливости, гнал своё войско к крепости, в мечтах о мести. В своём воображении он уже чётко представлял лицо поверженного брата, его мольбы о помощи, и восторг народа, приветствующего своего освободителя. И вот теперь, когда зловещая мечта была уже на грани своего осуществления, Олава, вдруг стали атаковать противоречивые мысли.

 Он глядел на эти, до боли родные места, каждый кустик, каждое деревцо и каждый скол в крепостной стене он знал с детства до мелочей. Всё это отражалось болью в его сердце и он никак не мог сдержать эмоций. Ведь для воплощения своих планов ему это всё нужно было разрушить, так как он прекрасно понимал, что неуступчивый брат не сдастся без кровавого боя.

 У подножья холма располагалось войско Олава, так плотно что негде было яблоку упасть. Сплошь и рядом горели костры. Дежурные истопники неслышно суетились возле них, не давая им угаснуть. Возле костров спали воины. Армия Олава состояла по большей части из наёмников, лишь костяк - гвардия, была набрана из жителей княжества. Войско просто пестрело от цветов кожи и нарядов. Здесь были и мавры, и сарацины, невесть откуда появившиеся в этих краях. Олав набирал самых смелых и отчаянных, и не важно было ему вероисповедание или цвет кожи, главное было для него добиться цели, а какими средствами, его это не интересовало. Казна, что Олав прихватил с собой убегая, была довольно таки внушительных размеров. Сразу же объехав соседей - князей, Олав заручился поддержкой и всяческой помощью, что связана была с мобилизацией войск. Но самым неприятным было для князя то, что расчётливые и опытные политики князья, хоть и были добрыми друзьями Олаву, но всё же перестраховались. Ведь доподлинно не известно же было, кто выйдет победителем из схватки. Почему и побоялись выделять для осады свои войска, а ограничились лишь помощью в обеспечении продовольствием, фуражом, лёгким вооружением, подвижным составом, боеприпасами и тяжелой осадной техникой. Солдатов же Олаву пришлось нанимать самому из числа шатающихся без дела жителей соседних княжеств, либо наёмников профессионалов.

  Горн пропел команду «подъём». Начались последние приготовления перед осадой крепости.

 

 Хэлтор никак не мог поверить своим глазам. Он прекрасно знал как выглядит золото очищенное и в самородках, ведь ему приходилось работать в кузне с этим металлом, выполняя заказы богатых клиентов. Но всё же, после стольких скитаний, потерь и горя, когда уже отчаяние пришло на место веры, а надежда, можно сказать, умерла - он не мог в это поверить. Нет - этого не может быть!!! Но на этот раз жестокая жизненная реальность обернулась для Хэлтора непредвиденнейшим образом.

Хэлтор пришёл в себя, окунув голову в прохладном потоке волшебной реки, вышел на берег, рухнул навзничь и закрыл глаза. Перед его глазами поплыли сладкие картины безбедной и беззаботной жизни, ведь только на первый взгляд, на этот самородок можно было жить безбедно, как минимум, год! Можно было легко наладить быт и начинать думать о будущем! Это была просто сказка. И Хэлтор, чья жизнь заставила смотреть на вещи реальнее и прагматичней, вдруг совсем по-другому стал смотреть на всё случившееся с ним. Он начал понимать, что всё то, что случилось с ним до этого, всё это было необходимо чтобы понять суть и идти дальше. Это был знак, вернее Божественная рука, так он думал лёжа на траве, под лучами уже заходящего солнца.

Мечты Хэлтора прервало лёгкое прикосновение Лайлы. Он открыл глаза, она смотрела на него и по лицу текли слёзы. Хэлтор нежно обнял супругу, так они долго стояли, погрузившись в свои мысли. Немного отойдя от шока, путешественников ожидал новый шок, ещё более масштабный и впечатлительный. Заходящее солнце, своими яркими лучами осветило поверхность реки, в эту секунду перед  глазами Хэлтора и Лайлы открылась просто сказочная картина. Такого они не могли себе представить даже в самых смелых мечтах. Всё дно реки было буквально усыпано золотыми самородками, сверкающими в лучах заходящего солнца. Путники смотрели на это чудо с открытыми ртами, не проронив ни слова до той поры, пока солнце полностью не опустилось за горизонт.

Хэлтор не спал всю ночь, размышляя и вынашивая будущие планы, ведь теперь ему было над чем подумать!

 С первыми лучами солнца Хэлтор принялся за работу. Лайла, по его лицу поняла, что он точно знает что делает. Сначала он подготовил место под склад в уступе пещеры, затем методично собрал всё золото со дна реки, по крайней мере то, что было заметно глазу, и снес его в схрон, замаскировав камнями. На это дело ему потребовалось три дня. Лайла в это время ловила рыбу и расставляла силки на мелкого зверя, используя для этого весь тот нехитрый скарб, что был у них с собой. Трудились они не покладая рук от зари до самого заката. После того, как работа была окончена, оказалось, что золота накопилось столько, что его не потянула бы даже самая лихая лошадь тяжеловес.

Хэлтор немного посвятил жену в свои планы: он собирался построить временное жильё для неё и ребёнка, потом отправиться на поиски посёлка рядом, далее закупить всё необходимое для жизни и быта, нанять работников или рабов. Он хотел построить здесь небольшой приисковый посёлок, чтобы ни одна живая душа, кроме жителей этого посёлка, не знала о его существовании. Для этого был необходим жесточайший контроль. Этот единственный аспект сильнее всего волновал Хэлтора, он не знал ещё точно, как это будет выглядеть на практике. 

 Осуществление плана не заставило себя долго ждать. Съестных припасов было достаточно, чтобы прожить неделю. На скорую руку, соорудив шалаш, Хэлтор, взяв с собой немного золота и еды, отправился в путь.



                                                                                     

                                                                                                    Глава 6

 

 

 Штурм замка начался в то время, как часы на ратуше пробили полдень. Сразу же в лагере затрубили горны, призывая воинов подготовиться к атаке. Выстроившись равными колоннами, исходя из тактической расстановки, манипулы и когорты замерли в ожидании команды. Огромное облако пыли, растущее как снежный ком, с грохотом и лязгом приближалось к крепостной стене. С высоты стены картина эта обретала ещё более ужасающий оттенок. Когда войско почти вплотную приблизилось к стенам крепости, откуда-то из глубины тумана с диким воем стали вырываться огненные шары, крушащие всё на своем пути. Заработала тяжелая артиллерия Олава. Лучники, выстроившись немного позади передовых отрядов, точно и методично забрасывали свои огненные стрелы за стены замка. Артподготовка продолжалась около часа. Затем, в одном едином порыве, передовые отряды Снора, двинулись на стены замка. В руках они несли длинные деревянные лестницы и по сути, немногим из них суждено было выжить.

 Чтобы подобраться к стене вплотную, нужно было преодолеть глубокий ров до верха заполненный водой. Со стен же, постоянным потоком, на головы воинов лилась смола и раскаленное масло. С башен работали снайперы. То и дело, как только кому-нибудь из нападающих, удавалось подобраться вплотную к стенам, так он сразу же падал, сраженный точным попаданием стрелы.

 Наблюдая с холма за событиями, Олав, явно был недоволен началом битвы. Буквально через несколько часов после начала осады, он приказал отвести передовые войска на начальные рубежи. И вновь в дело вступила тяжелая артиллерия. За стенами крепости полыхали пожары и доносились истошные нечеловеческие крики. Безуспешные попытки Олава преодолеть крепостную стену продолжались до глубокой ночи. Олав знал, что крепость является фактически неприступной. На самом же деле он был уверен в том, что его брат сдастся, как только увидит войско нападающих. Он хорошо знал своего брата и думал что тот не сможет проявить столько мужества и обязательно пойдет на мирные переговоры. Олав ошибся. Чем больше ярости и напора проявляли его воины, тем упорнее и смелее оборонялись войска Снора.

 Обуреваемый негодованием и отчаянием, Олав таки дал команду прекратить атаку, собрать силы, перегруппироваться и пересмотреть некоторые ключевые стратегические ошибки, что были допущены. Всю ночь в шатре у Олава горел свет. Военачальники, склонились над папирусом с картой замка, которую по памяти нарисовал Олав, зная замок с детства как свои пять пальцев. Как не пытались они проработать план успешного наступления и найти лазейку в неприступной обороне Снора, в итоге ничего путнего у них не получалось. В конце концов, когда уже лучи солнца залили своим светом лагерь, было принято окончательное и бесповоротное решение: переходить к долговременной осаде крепости. Олаву уже не было жалко своих бывших подданных, он жаждал только одного: мести!

     

 Лайла настолько привыкла к бродячей жизни, что уже не чувствовала никакого дискомфорта, даже в отсутствии супруга, с младенцем на руках. Прошла неделя, продукты оставленные Хэлтором, уже давно закончились, но Лайлу это нисколько не смущало. Она продолжала заниматься устройством скудного быта: ставила силки на мелких животных, ловила рыбу и попутно собирала в реке злотые самородки, которые они с мужем второпях не нашли ранее. Только к концу второй недели у Лайлы проснулось беспокойство, она всё чаще с надеждой поглядывала на выход из пещеры. Но мрак пещеры отзывался холодным безразличием.

 Ослепительно светило солнце, весело щебетали птицы, природа радовалась погожему дню. Лайла сидела возле костра с парящим котелком и чистила рыбу. Невдалеке мирно спал младенец, убаюканный звуками природы. Лайла на секунду закрыла глаза и её тут же унесло в долину морфея. Сон был тревожным и непонятным, будто бы на поляну надвигаются свинцовые тучи и она с младенцем пытается укрыться в пещере, но тучи пробираются за ними внутрь. В отчаянии, не разбирая дороги, Лайла с ребёнком на руках пытается найти хоть какое-то укрытие во мраке пещеры. И вот, когда вроде бы тучи уже отступили, Лайла с ужасом понимает, что вокруг кромешная тьма и выбраться не представляется никакой возможности. На Лайлу накатил дикий ужас, она вздрогнула и открыла глаза.

 Перед ней в лучах дневного солнца, во всем своём величии стоял Хэлтор. Лайла никогда не видела ещё своего супруга таким уверенным в себе и гордым. Колорита добавляла новенькая сверкающая кольчуга и инкрустированный драгоценными камнями меч, висевший у него на поясе. Возле пещеры суетились какие-то люди, выводившие под уздцы лошадей доверху навьюченных тюками с тяжёлым грузом. Лошади с большим трудом преодолевали неровную, каменистую и скользкую поверхность пещеры.

 Лайле даже показалось, что это продолжение сна, потому что она никак не могла понять и логически осмыслить происходящее. Увидев смятение в глазах любимой жены, Хэлтор улыбнулся и взяв её за руку, начал свой удивительный рассказ.

 Волей судьбы, по дороге в город Хэлтор повстречал группу беглых рабов. Голодные, измученные, загнанные погоней люди, более походившие на затравленных животных, испугались, увидев Хэлтора. Не в силах оказать какое-либо сопротивление они покорно опустили свои головы. Хэлтор достал из котомки всю свою припасённую еду и накормил несчастных. Когда люди наелись, успокоились и немного отдохнули, тот, что был за вожака у них, в подробностях рассказал Хэлтору свою печальную историю о своей жизни, о невыносимом рабском труде с утра до ночи. О том, как у него с близкими товарищами созрел план побега и как один его товарищ сдал их надсмотрщикам за кусок хлеба, как их долго били и затем держали в яме с водой. Им пришлось начинать всё сначала. - И вот, наконец, свобода! Только где же она? – закончил мужчина.

 Хэлтор долго и внимательно слушал рассказ собеседника. И вдруг он прозрел. Судьба сама вела его по дороге к своей истинной мечте. Мечте всей его жизни: создать мир, свой собственный мир, где не было бы войн, вражды, зависти, злости, бедных, богатых. Мир равных возможностей, где человека бы ценили только лишь по способностям и поступкам, и он сам мог, по собственной воле, занять ту нишу, какую он сам пожелал бы и смог осилить. Он только сейчас это по-настоящему понял, что же его так беспокоило и волновало в последние дни - это возможность изменить мир. Хотя бы часть мира, свою часть, изолированную, при этом имея неограниченные ресурсы и власть.

 Далее Инголфр, так он представился, подробно рассказал о том, какие населённые пункты находятся в окрестностях и где можно закупить провизию, утварь, лошадей и прочие материалы для строительных работ.

 Хэлтор отправился в ближайший городок, где без труда обменял на золото всё, что ему нужно было для начала, на это у него ушло без малого два дня. Погрузил всё закупленное на лошадей и отправился к тому месту где его ожидал Инголфр с товарищами.

 Лайла с открытым ртом слушала своего мужа, и сам Хэлтор, настолько увлёкся рассказом, что не заметил как со спины подошёл человек и стесняясь его перебить, некоторое время топтался рядом. Лайла вздрогнула, при виде этого гиганта. Ростом он был на голову выше Хэлтора, хотя её муж был довольно таки высоким. Худое обветренное лицо, испещрённое глубокими морщинами, на вид мужчине было лет тридцать, не больше. Его пронизывающие, глубоко посаженные глаза вызывали какое-то неприятное ощущение у Лайлы. Мужчина был одет в дорогое платье, хотя сидело оно на нём как-то неуклюже и было видно, что мужчина чувствует себя неуютно в непривычных нарядах. Хэлтор обернулся,  – Лайла познакомься - это Инголфр. Мужчина покорно приклонил голову и торжественно произнес – Рад приветствовать вас, моя госпожа. Хэлтор разразился хохотом. – Послушай - сказал он - с этого момента, мы одна семья, здесь нет ни господ, ни рабов, здесь все равны и все будут выполнять одинаковую работу, пока мы не отстроим город. А затем, каждый займет ту должность, на которую он сам может претендовать. Инголфр утвердительно кивнул, хотя по его внешнему виду было вполне понятно, что ничего он так и не понял. Далее он отрапортовал об окончании переноса груза через пещеру, поставил на входе скрытый пост и готов был к дальнейшим указаниям. Хэлтор недовольно пробормотал, что-то, и они удалились в сторону группы людей, отдыхавших после аврала на травке.

 Через некоторое время напряжённого совещания были распределены роли, и работа закипела с новой силой. Хэлтор никогда не видел такого самоотверженного труда. Бывшие рабы работали по 18-20 часов в сутки. Работа была настолько чётко организована, что продвигалась бешенными темпами. Прямо на глазах, как грибы после дождя, вырастали жилые и хозяйственные постройки. Хэлтор сам, как мог участвовал в работе, но никак не мог тягаться по силе, с этими внешне слабыми худыми людьми.

 Хэлтор был счастлив, он чувствовал, что наступает величайший этап его жизни.





Tags:

Leave A Comment