Хэлтор 3-4

  • Write By: admin
  • Published In: ROOT
  • Created Date: 2017-11-19
  • Hits: 186

                                                                                                  Глава 3

 

 

 За несколько дней, что были отпущены Снору на подготовку к обороне, была оперативно проведена мобилизация. В кратчайшие сроки задействованы были все ресурсы и приведен в боевую готовность весь арсенал, что находился на военных складах по всему княжеству. И когда войско Олава уже подходило к стенам княжества, крепость была приведена в полную боеготовность. Улицы опустели. Те, кто в состоянии был взяться за оружие, находились на крепостных стенах. Остальные же жители: старики, женщины и дети укрывались в специально оборудованных убежищах, коими послужили все подвальные помещения крепостных построек. С крепостной стены уже отчетливо, невооруженным взглядом, можно было разглядеть огромное облако пыли, стелившееся по всему горизонту. Даже самые смелые воины, находившиеся на стенах, невольно содрогнулись при виде ужасающего зрелища, больше похожего на стихийное бедствие или Армагеддон. Ветер утих, и даже птицы прекратили своё песнопение. Все вокруг замерло в ожидании чего-то неизбежного и трагического. Напряжение росло, облако стремительно приближалось.

 Хэлтор очень долго не мог сомкнуть глаза, прислушиваясь к загадочным звукам, исходившим откуда-то из глубины леса. Ему не терпелось узнать, что же это такое, но густой лес и тёмная ночь вынуждали подождать до утра. Успокаивающе потрескивали поленья в костре, языки пламени отбрасывали причудливые тени вокруг. Рядом с костром спала Лайла, крепко прижимая к груди младенца. На её лице отражались умиротворенность и покой. Хэлтору вдруг вспомнилось беззаботное детство, руки матери, красное от жара лицо отца в кузне. Воображение уносило его куда-то вдаль, в те места, где не было горя, лишений и страха за свое будущее. Хэлтор уснул крепким сном. Лайла открыла глаза, её разбудил плач ребёнка. Первое, что она почувствовала, это пронзительный холод. Оглядевшись вокруг она поняла причину: костёр погас, а её муж спал рядом, свернувшись клубком. Было уже достаточно светло чтобы продолжать путь, Лайла, развела костёр, разбудила мужа и принялась кормить младенца. На скорую руку перекусив, путешественники отправились в путь, навстречу неизвестному шуму, все еще доносившемуся из глубины леса. Как оказалось звук, казавшийся близким и отчётливым, доносился откуда-то издалека. Пробирающиеся сквозь густые заросли, путники, только к вечеру почувствовали, что шум стал более понятным и объяснимым. А когда звук начал более походить на грохот, лес расступился и перед глазами путников открылась огромная поляна.

 Заходящее солнце настолько слепило глаза, что некоторое время глазам пришлось привыкать к яркому свету, чтобы четко увидеть открывавшуюся перед ними картину. Широкая, но не глубоководная река, шумным течением разрезала поляну ровно на две половины. По берегу реки, тут и там, виднелись деревянные постройки, а сама река была сплошь испещрена деревянными мостиками и различными старательскими приспособлениями. Прямо посередине реки возвышалась водяная мельница, приводившая в движение очень широкий и длинный желоб, несущий на себе непрерывной лентой россыпь промываемой породы. Именно эта мельница и издавала этот неестественный шум, который так напугал и в то же время воодушевил путников. Все строения были уже довольно старыми. Опоры на мостиках, те что соприкасались с водой, уже изрядно подгнили, кое-где даже были заменены или усилены. Вокруг, как муравьи суетились плохо одетые и явно исхудавшие люди. На деревянных мостиках, на равном расстоянии величаво расхаживали загорелые, рослые надсмотрщики, то и дело звонко щёлкая толстыми хлыстами, как бы напоминая работникам, чтобы те не расслаблялись. На мундирах надсмотрщиков Хэлтор разглядел отличительные нашивки армии Снора. Невдалеке от реки стояла заимка из грубого сруба длинной прямоугольной формы с соломенной крышей, больше напоминавшая Хэлтору загон для скота в отцовском дворе. Вокруг дома были натянуты верёвки, на них сушилось белье постояльцев, более походившее на лохмотья. Хэлтор перевёл свой взгляд на другую сторону реки и сразу понял, что же их так сильно ослепило. Прямо возле речки возвышался небольшой, но очень красивый и современный дворец, было сразу понятно, что для постройки были приглашены лучшие архитекторы и строители. Крыша дворца была покрыта чистым золотом. Расположение здания было подобрано так, чтобы заходящее солнце, отражающееся от золотой крыши, ярчайшими лучами освещало участок поляны где велись разработки, где уже была тень.   Дворец тщательно охранялся вооруженными всадниками. Прямо возле дворца располагалась беседка. Внутри беседки, на роскошном кресле, восседал полный господин, в дорогом, расшитым золотом платье и внимательно наблюдал за происходящим на прииске. Перед ним стоял стол на столе всевозможные яства. Мужчина то и дело, жадными глотками прикладывался к золотому кубку. Эль стекал у него по обрюзгшему засаленному подбородку и дальше на одежду, и он так был увлечен созерцанием, что даже не обращал на это внимание. Рядом с ним в белых ливреях стояли в струнку вытянувшиеся лакеи с подносами фруктов, невдалеке небольшой ансамбль, исполнявший классическую музыку, наполнявший поляну тихим мелодичным звучанием. Тут Хэлтор вспомнил глашатая на площади возле ратуши, извещавшего о мудрецах-пророках, золотоносных приисках и о том, как это оказалось неправдой и как мудрецы ошибались…  – Так вот в чем дело!  - осенило Хэлтора. Оказывается о приисках уже давно знало правительство, и более того, уже многие годы ведёт успешные разработки, о чем говорит наполненность прииска рабочей силой, старыми обветшалыми постройками и невероятной роскошью управляющих прииском. И вся эта заваруха и переворот, оказывается, не несет под собой никаких политических мотивов. А всего лишь, буквально, дележка денег. Не ожидая ничего хорошего от этих людей, Хэлтор принял решение двигаться дальше вниз по течению, вдоль леса. На величайшее удивление путешественников на следующий же день, немного ниже по течению, был обнаружен еще один такой же прииск, как близнец похожий на своего предшественника, только дворец был исполнен в другом стиле. Всюду, вдоль реки были разрыты шурфы, где зачастую, оказывались животные, попавшие в яму и не могущие выбраться от туда. Хэлтор с Лайлой то и дело пополняли запасы съестного из этих шурфов. Это был единственный, по всей видимости, позитивный осадок от новой власти. На следующий же день, оказалось, что река расширяется и приисковые мощности во вновь встречаемых посёлках начали расти на глазах. Получается, что далее месторождения становились все богаче и богаче. Хэлтор в своём воображении пытался представить себе ту казну, что прихватил убегая Олав. Судя по объёмам промысла, даже тем, что Хэлтор успел увидеть, и по тому сколько времени все это работает, это должна была быть просто сказочная сумма. Теперь Хэлтору стало понятно почему это Снор так негодовал, когда упустил Олава и потом страстно желал его догнать и уничтожить. Это были не благородные мотивы, а обычная жадность, человека, коему досталось целое княжество, а ему всё мало. Из этих, довольно таки простых и верных измышлений, Хэлтор сложил некий психологический портрет двух братьев правителей и ужаснулся, кто правит народом, и что войны на самом деле - это не конфликт народа с народом - это, всего на всего, пересечение финансовых интересов правителей, ничто иначе!! Лес становился реже, да и строения уже находились непосредственно в лесу, поэтому, чтобы не рисковать, Хэлтор и Лайла углубились в лес, в поисках другого пути из княжества. Под тяжестью впечатлений от увиденного на Хэлтора накатила новая волна отчаяния. Мысли о будущем в обществе, где правит ложь, алчность и лицемерие, становились для него все более и более невыносимыми. Казалось, что столько сил и времени было потрачено на путь из княжества, столько ночей было проведено в диком лесу, а в итоге оказались в самом логове людей, которые вряд ли будут желать тебе добра и тем более хотеть помочь. А вдруг этот мир - это замкнутая конструкция, где правит зло и из которой нет выхода.., неужели не найдется на целой Земле, хотя бы небольшого уголочка, где можно было бы, не то чтобы жить, а хотя бы залечить раны и собраться с силами. Впереди была неизвестность...



                                                                                                 Глава 4

 

 

 В это утро Снор проснулся раньше обычного. Яркое солнце заливало княжескую спальню, наполняя помещение мягким, теплым светом. Прохладный утренний ветерок слегка колыхал занавески, занося в покои тополиный пух, в ярком утреннем свете, кружившийся хороводом по комнате, в лучах ослепительного летнего солнца. Снор перевел взгляд на спящую рядом молодую княжну. Лицо её выражало покой и безмятежность. Князь закрыл глаза, как-то сразу стало легко и свободно. Куда-то растворились те кошмарные дни, ежечасные совещания, подготовка к обороне, суета, хаос, неприкрытый страх в глазах обывателей. Даже забылось то, что сегодня в полдень истекал ультиматум Олава, предлагавший Снору добровольную сдачу крепости, что сохранит жизнь новоявленному князю. Хотя силы сравнительно были одинаковы, и как всем известно, защищаться намного проще, чем нападать, в данной ситуации, всё равно Снора не покидало предчувствие чего-то фатального и трагического. Но сейчас, мысли князя были очень далеко от этого ужаса. Память завела его в глухие лабиринты сознания, где в такое же раннее летнее утро, когда Снор проснулся от того, что его старший брат трясёт его за руку. Снор был тогда ещё совсем ребёнком. Он ещё толком не вошёл в жизнь, и даже не понимал сути происходящего. Единственное, что будоражило его сознание, это рассказы няньки о великих сражениях, знаменитых полководцах, погибших героях, воспетых в легендах старцев. Он каждую ночь, ложась спать, представлял себя в роли того героя, коий обязательно должен был погибнуть геройской смертью, чтобы над его могилой обязательно была скорбящая жена и преданные друзья, которых он спас ценой своей жизни. Вот такие вот желания и мечты были у молодого князя. И как раз в это утро ему предстояло воплотить в жизнь свои фантазии. Он не понимал и близко, как опасна на самом деле жизнь, и как невыносимо страшно порой бывает в определенных ситуациях. По сути, эта страсть и послужила началом этой истории.

 Однажды братья, ведя разведку, на территории дворца, случайно обнаружили щель в высоченной каменной стене, огораживающей дворец. По всей видимости, фундамент просел, образовав узкий проём в стене, прямо у самого основания. В эту щель мог бы пролезть только ребёнок, к тому же проём уже густо зарос травой и кустарником и обнаружить его было крайне сложно. Таким образом, у заговорщиков появилась возможность осуществить свой коварный план. В назначенное утро, путешественники, предварительно выкрав у охранника армейский нож, отправились на охоту в лес. Олав, будучи старшим братом, и в то же время первым другом и наставником Снора, был старшим группы и его приказания беспрекословно  выполнялись братом. Олав уверил Снора, что настоящий охотник может и с простым ножом добыть крупного зверя. А чем же они хуже? Они уже взрослые и в их жилах кипит благородная кровь.

 Прогулка оказалась очень увлекательной и интересной. Братья забрели очень далеко от дворца в лес. Погода была прекрасная. Через некоторое время дороги, путешественники набрели на поляну, сплошь усеянную дикими ягодами, их можно было собирать не глядя. Наевшись ягод, братья продолжили путь. Вскоре Снором был обнаружен небольшой холмик, у основания довольно крупная нора. Снору стало интересно, и он заполз внутрь. Пока глаза привыкали к темноте, внутри были слышны только непонятные звуки, какое-то визжание. Когда всё-таки Снор начал различать силуэты в темноте, то он радостно вскрикнул и начал звать Олава. В пещерке находились маленькие щенки, они радостно визжали и облизывали руки ребёнку. Один из них, как-то особенно ласково облизывал Снора. Мальчик подхватил щенка на руки и с радостными криками выбрался из норы. И тут волосы зашевелились на голове у ребёнка, прямо у выхода из норы его поджидала огромная, чёрной масти волчица. Багрово-красные глаза ввели ребёнка в оцепенение. Чудовищный оскал, обнажал огромные клыки. Зверь был готов атаковать. Оцепенение вдруг прошло и Снор, бросив щенка, бросился бежать что есть силы, истошно крича, зовя брата на помощь. Волчица в два прыжка настигла мальчика и впилась ему в голень. Как раз в этот момент, на зов брата, появился Олав. При виде этой картины, ни один мускул не дрогнул на лице подростка. В каком-то нечеловеческом порыве, Олав набросился на волка, обхватил одной рукой шею, а второй выхватил нож, и вонзил его точно волчице в глаз, по самую рукоять. Волчица взвизгнула и разжала клыки. Толком не понимая, что делает, Олав подхватил брата на руки и понёс в сторону дворца. Руки Олава онемели, лицо было залито слезами, но он упрямо шёл, понимая, что надо непременно дойти! Снор истекал кровью, его нога была похожа на сплошное месиво, и когда Олав на ватных ногах, наконец, подошёл-таки к воротам дворца, неся на руках брата, то все дворовые просто пришли в ужас от этой картины. Кухарка упала в обморок, мать в истерике бросилась к сыну, тщетно пытаясь передавить рану. Были вызваны лучшие лекари, поднято на ноги всё княжество. Был создан отряд по истреблению волков, который тут же отправился на выполнение своей миссии. Но как ни удивительно это звучит, рана, на поверку, оказалась незначительной. Повреждены были только мягкие ткани, кость была не задета, хотя и нога прилично изуродована, спасли добротные кожаные сапоги с серебряной отделкой. Вокруг Снора круглосуточно находилась дюжина людей. Мальчик, впервые за всю свою жизнь ощутил настоящую царскую заботу, а главное, что впервые, отец проводил с ним больше времени, чем с братом. Мальчик чувствовал себя настоящим героем, к тому же, об этом сказал сам отец - единственная непоколебимая и авторитетная фигура в глазах сына. Но какой же ценой досталась Снору эта забота?

 В тот же день, прилюдно был казнён тот самый охранник, у которого похитили нож и который проморгал беглецов. Так же, прилюдно, был высечен и с позором выгнан, лишен регалий начальник охраны дворца. Олаву пришлось также неделю проваляться в лихорадке от перенесенного физического и эмоционального переутомления. Но, не смотря на это, Снор упивался славой, хотя и понимал уже подсознательно, какой же ценой в жизни даётся человеку слава. Он уже не мечтал погибнуть за идею, в голове его уже были более взрослые и взвешенные намерения.

 Ещё как-то раз, на самый значительный летний праздник, когда на ратуше собирается ярмарка и правители появляются перед народом, и лично раздают дары, Снор с братом раздавали неимущим пакеты с продовольствием и одежду. И вдруг из толпы вырвался очень грязный и истощённый человек, одетый в тряпье, он бросился в ноги к Снору и начал о чём-то слёзно умолять его. В этот момент нищий крепко сжимал, расшитые золотом полы платья Снора, по его щекам ручьем текли слёзы. В лице оборванца тяжело было разглядеть того бравого вояку, не раз отличавшегося своим мужеством в бою - это и был тот начальник охраны, выгнанный когда-то и лишившийся в своей жизни всего, из-за шалости ребёнка. Снор брезгливо оттолкнул ногой бродягу и приказал охране вышвырнуть его за пределы города! После был пышный пир, на котором присутствовали почти все горожане, большую часть расходов взяло на себя государство. Как раз в эту ночь Снор и познакомился со своей будущей женой, она была дочерью соседнего князя, и была предречена женой Снора. К его величайшей радости, девушка оказалась довольно-таки хороша собой, даже более. Это была одна из самых счастливых ночей в его жизни.

 Снор открыл глаза, улыбка играла на его лице. Он откинул простыню, долго рассматривал свою изувеченную ногу, ему уже не хотелось ни власти, ни золотоносных рудников, ничего, только покоя. Голову его начали посещать разные мысли о побеге. Мечтания его развеял резкий, настойчивый стук в дверь. В огромном холле, в ряд выстроились все военачальники в парадных мундирах и при полном вооружении. Город сдаваться не собирался, до начала осады оставались считанные часы.

   Немного придя в себя, отойдя от шока, Хэлтор, не без помощи Лайлы, успокоился. Вновь вспомнил слова отца, что прямая, пускай и извилистая, выведет всегда, главное не сомневаться. В итоге, было принято решение, изменить направление с север, на северо-запад, и двигаться строго в заданном направлении. Княжество не бесконечно, да и припасов, пополненных из шурфов, должно было хватить на несколько дней пути с лихвой, это и придавало сил и надежды. Но путешественников в очередной раз подстерегала неприятная неожиданность. Буквально в начале второго дня пути, перед глазами супругов возникла очень высокая крутая гора, уходящая в обе стороны. Она стала перед ними непреодолимой стеной. В опережение паники, Лайла хладнокровно заявила о том, что это даже и лучше, так как если мы пойдём направо, вдоль хребта, то как раз и будем удаляться от княжества. Так и решили, идти вдоль склона, он и послужит ориентиром чтобы не заблудиться. Ближе к вечеру перед глазами открылась небольшая низина, с горы ровным потоком стекала вода, образуя небольшое озерцо, где и решили остановиться на привал. Лайла принялась разводить костёр, а Хэлтор, раздевшись, решил окунуться, а именно принять душ под водопадом. Вода оказалась ледяная, что и не удивительно, ведь вода спускалась с очень большой высоты. Пройдя сквозь водопад, Хэлтор обнаружил, что поток воды скрывает вход в пещеру, уходящую вглубь черной дырой. Вернувшись в лагерь и на скорую руку изготовив факел, Хэлтор отправился осмотреть, есть ли проход вглубь. Хэлтор чиркнул огниво, и сразу же с писком из пещеры вылетело множество летучих мышей, которые удобно расположились под сводами пещеры, возвышающимися высоко над головой Хэлтора. Естественный коридор уводил путника все дальше и дальше. Приходилось идти по колено в воде, т.к. на протяжении всего коридора в скале протекал ручей. Чем далее заходил Хэлтор вглубь, тем ручей становился полноводнее. Вода пополнялась стекающим со стен, шумящим потоком. Путнику приходилось поднимать руку, чтобы не замочить факел, настолько глубокой становилась река. Тут стал вопрос: идти дальше или возвращаться, факел мог потухнуть уже очень скоро, а это означало полнейшую темноту. Но в итоге любопытство взяло верх и Хэлтор двинулся далее. Ручей становился все шире и шире, поток всё стремительней, но что-то говорило Хэлтору, что он на верном пути. И здесь, за долгое время странствий, Хэлтора впервые посетил восторг, именно то чувство, о котором он мог только вспоминать до этого. Впереди появился свет- это был выход! Выход откуда или вход куда? Теперь ему было всё равно, ведь хоть что-то произошло как надо и это было, определенно, хорошим знаком. Ручей вытекал с другой стороны горы, также как и втекал, только не в низину, а растекаясь неглубокой узкой речкой, протекающей через луг. Изогнувшись далее дугой она протекала вдоль старого, мрачного, густого леса, расстилающегося до самого горизонта. Хэлтору не доставило никакого труда провести Лайлу и ребёнка сквозь гору, чтобы уже провести ночлег на искомой земле, так как что-то говорило о том, что это была уже не территория княжества. Земля эта была явно необжитая и идеально подходящая для проживания. Странно, ведь буквально рядом жизнь бурлила ключом, а здесь дикая природа, ни тебе шурфов или сказочных замков с золотой крышей, внушающих только ужас и безнадёжность. Как-то даже вздохнулось более легко и свободно. Теперь будущее не казалось уже таким призрачным и отчаянным. Лайла расстелила на траве покрывало, собрала на стол нехитрую снедь, Хэлтор принялся за приготовление кролика на вертеле. Всё было тихо и спокойно, щебетали птицы, из леса доносились протяжные крики диких животных, ничто не предвещало никакой опасности. Супруги уложили младенца спать, а сами присели на берегу речки, прижавшись друг к другу и молча смотрели на воду, думая каждый о своём.

 Солнце клонилось к закату, отражаясь в реке оранжевым диском. Хэлтор встал и босыми ногами вошёл в реку, текущая вода ласкала его избитые дорогой ноги. Он посмотрел вниз и ему показалось, что что-то блеснуло у него под ногами. Хэлтор нагнулся к воде и замер. – Что там? – спросила, Лайла. Хэлтор стоял неподвижно с протянутой рукой, тщетно пытаясь что-то вымолвить. В его руке сверкал золотой самородок, размером с кулак.





Tags:

Leave A Comment